Когда эмоции накрывают с головой

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, рейтинг: 5,00 из 5)
Загрузка...

Злая я. Очень-очень злая. И ленивая. Потому что вот подними я свою попу и пойди в спортзал, то 30 минут, хотя бы на беговой дорожке, могли бы мне реально помочь перераспределить энергию гнева в нагрузку, которая сделала мои же ягодицы еще прекраснее. Но мне проще думать: «Да идите вы со своими беговыми дорожками и ценными советами на те самые ягодицы! Разве я просила ваш совет? Мне плохо!»

Плохо-плохо… Всем бывает плохо. И что? Вот тебе десять рекомендаций, как эффективно бороться с гневом.

Погугли, блин…

Неееет. Я ведь знаю, что все не так просто. Хочу зреть в корень. Смысл не в том, чтобы скорее избавиться от того, что ты сейчас чувствуешь, а в том, чтобы понять для чего к тебе это чувство пришло. Ведь это ты, да, именно ты впустила его в себя и разрешила управлять тобой. Хоть и временно.

Не пытайся сопротивляться. Наблюдай!

В сегодняшней работе с одной из клиенток я дала именно такого рода рекомендацию. Ее «крыла» не злость, как меня, а скорее печалька. Но суть от этого не меняется. Поймите, какая бы эмоция не захватила вас в свои объятия, не пытайтесь ее убрать, зажать или контролировать. Это бесполезное знаятие.

К чему приводит контроль над эмоциями?

Контролирование эмоций означает, что ваш разум будет выступать в качестве фильтра: одни эмоции — хорошие — вы будете проявлять открыто, а другие — плохие, подавлять в себе. И вот плохие эмоции накопятся со временем, обидятся на вас, соберутся всей толпой и разнесут в клочья ваше хрупкое тельце!

Шучу конечно. Не разнесут, но вред вашему здоровью определенно могут нанести. А вы потом будете удивляться, откуда вдруг навалилась такая куча болячек и нет сил доползти до кровати.

Хотела еще поумничать, но мой гнев просится наружу, потому что я пытаюсь саботировать процесс.

Поэтому видимо придется провести сеанс самотерапии прямо сейчас для наглядного примера. Может, что интересное для себя почерпнете. Хотя чего «может». Однозначно, каждый увидит что-то свое.

***

— Ну рассказывай, что с тобой. — гляжу я в упор на часть своей личности, которая терзает мое сердце своими неконтролируемыми вспышками гнева.
— Я злая! — чуть ли не кричит она мне в лицо.
— Ну это я вижу, поконкретнее давай. В чем причина?
— Да какая разница в чем! Всё плохо-плохо-плохо. — Она топает ногой и хаотично машет руками.

Я знаю, что когда у кого-то «все плохо», это означает, что на самом деле не все так уж и плохо, просто голова не может найти объяснения тому, что происходит на уровне эмоций. Даже если это часть самой себя.

— Я вижу, что тебя что-то тревожит. Расскажи мне. Поделись своими переживаниями. Что ты чувствуешь когда «все плохо»? Как это выглядит? — Я сажусь рядом со своей частью личности, и беру ее за руку.
Она начинает говорить спокойным тоном, взглядом уставившись в стену:
— Я словно заперта в клетке. Нет выхода. Узко. Все узко. Нечем дышать. Точнее воздух есть, но мне мало! Я хочу дышать!
— Очень хорошо. Когда ты злишься, ты хочешь сломать эту клетку?
— Нет, потому что я много раз пробовала. И она не ломается.
— Много раз? Ты здесь давно?
— Нет, в этой клетке не очень. Раньше я была в другой, еще меньше и неудобнее. Сейчас клетка получше. Но все равно это не то, что я хочу.
— А чего ты хочешь?
— Свободы!

При этом слове моя субличность расправила плечи, закрыла глаза и словно вдохнула воображаемый морозный воздух заснеженных вершин.

— Ты хочешь в горы?
— Не совсем. Горы это тоже границы, — она открыла глаза. — Только они далеко. Но мне нравится, что я могу наблюдать за ними, и при этом не чувствовать такого ограничения.
— Что мешает тебе быть в таком месте? — с интересом спрашиваю я.
— Меня не выпускают. Я долго хожу по этой клетке, потом начинаю злиться и кричать. Позже приходит кто-то и открывает дверь. А за дверью новое пространство. Но оно все равно не такое большое. И оно темное.
— Что такое «темное»?
— Там искусственный свет. Если свет выключают, то становится темно. А я хочу видеть небо, а не потолок сверху!

Я на секунду задумалась о том, что значит метафора с искусственным светом и небом. Комната с потолком очень напоминает системные установки, когда мы ограничены правилами. Когда кто-то кто выше приходит и включает нам свет, или отключает его за неуплату. И решает открывать нам дверь в новую игровую комнату, или нет. Интересно, можно ли на это повлиять? Наверняка да, но сейчас это не важно.

Моя субличность поджала ноги, обняла их и стала раскачивать себя, словно укачиваясь.

— Ты чего-то боишься? — Спросила я ее.
— Все мы чего-то боимся, — отмахнулась она.
— А именно ты чего боишься?
— Тебе действительно это интересно? — с удивлением посмотрела она. Показалось, что я первый раз обратила на нее внимание. Мне стало немного стыдно за то, что я никогда ее об этом не спрашивала.
— Да. Расскажи мне о своих страхах.
— Я боюсь так и останусь нераскрытой, незамеченной. Сидеть в этой комнате-клетке. Переходить из одной в другую бесконечное количество раз, так и не получив удовлетворение. Мне кажется, что количество этих комнат никогда не закончится, и я так и не попаду в ту картинку с горами и морозным воздухом. И не почувствую вкус свободы!

Я ощутила всю горечь от не оправдавших себя ожиданий. Но откуда у меня внутри такой эмоциональный опыт? На сознательном уровне, я не могла вспомнить, чтобы я в обычной жизни завышала ожидания, и так сильно страдала от их нереализованности.

— А почему ты думаешь, что не найдешь свой выход? Может двадцать дверей вели в другие комнаты, а двадцать первая будет дверью в твою мечту! Вероятность ведь 50/50. — С энтузиазмом предложила я.

Субличность скептически улыбнулась.

— Ты мыслишь шаблонно. Я хожу тут уже не одно воплощение. Это замкнутый круг. Все комнаты закольцованы! Поэтому мне остается только кричать в гневе, и просить, чтобы меня выпустили в комнату побольше, когда уже нет сил быть здесь. Но я ощущаю отчаяние, когда понимаю, что это вновь повторится.

— Это действительно очень грустно. — Я поджала и свои ноги. Мы вместе стали раскачиваться в такт. Не знаю зачем я это сделала, но это было весьма приятное занятие. Казалось, что где-то играла неслышимая музыка, в такт которой мы раскачивали сами себя.

Моя субличность посмотрела на меня и улыбнулась.

— Спасибо тебе.
— За что? — удивилась я.
— За то, что ты сейчас со мной. Для меня это очень важно!
— Прости, что не делала этого раньше.

Я наклонила свою голову к ее голове. И мы вместе стали наблюдать за дверью, которая по неведомой нам причине отворилась сама. Без необходимости кричать. Без необходимости бить в нее кулаком.

— Тебе пора? — сказала я, кивая на дверь.
— Успеется. Там то же самое что и везде. А здесь и сейчас то, что я давно уже не испытывала. — Моя субличность повернулась ко мне и в ее глазах я увидела искреннюю благодарность. Волна тепла растеклась по моему сердцу, накрыв словно глазурью всю злость, растворяя ее в себе. Я почувствовала любовь к самой себе.

— Повоевать мы еще успеем… — Услышала я отдаленную мысль своей субличности, которая продолжала улыбаться мне в след, потому что меня уже засасывало в реальность пиликающими звуками вайбера.

Похоже, сегодня статья закончится так толком и не начавшись… Ведь сегодня черная пятница! Пора прогуляться по интернет-магазинам. Я же — девочка!

Комментариев ( 2 )


  1. Да-да-да! А ведь и правда очччень важно уметь выявить причину своих «эмоциональных всплесков», кто же нам поможет, если не мы сами, с Вашей «подачи»,Оля!)))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *